Наш адрес в Санкт-Петербурге:


- ст. м. Площадь Ленина, ул.Комиссара Смирнова, д. 4, корп. 2
Работаем для Вас
с понедельника по пятницу
10.00 - 18.00
+7(812)913-36-04
+7(812)905-63-22

Skype: a2consultspb
Наследство // Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга
Добавлено: 2015-05-08

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Московский районный суд Санкт–Петербурга в составе:
председательствующего судьи Белоногого А.В.,
при секретаре Хаенок К.О.,
с участием представителей истца, Двойникова П.К., адвоката Бармашевой О.В., действующей на основании ордера от 25.10.2010 года,
рассмотрев в открытом судебном заседании 01 ноября 2010 года гражданское дело № 2–4711/10 по иску Двойниковой О.В. к Администрации Московского района Санкт–Петербурга о признании договора приватизации действительным, включении имущества в наследственную массу, признании права собственности на имущество в порядке наследования по завещанию
установил:
ФИО1 была зарегистрирована и проживала с 05.07.1994 года по день своей смерти на праве социального найма на основании обменного ордера от 19.06.1974 года № 058377/008254, выданного Московским РЖО, в однокомнатной квартире по адресу: <данные изъяты> далее спорное жилое помещение (л.д.10, 47).
24.10.1994 года между ФИО1 и Администрацией Московского района мэрии Санкт–Петербурга заключен договор № 26426 передачи квартиры в собственность граждан, в соответствии с которым спорное жилое помещение было передано в собственность ФИО1 (л.д.17–18). Пунктом 4 данного договора установлено, что право собственности на жилое помещение возникает с момента государственной регистрации договора передачи квартиры в Жилищном комитете мэрии Санкт–Петербурга.
Право собственности ФИО1 было зарегистрировано в ПИБе Московского района Санкт–Петербурга 29.11.1994 года.
06.09.1996 года ФИО1 оставила завещание, согласно которому все свое имущество, которое ко дню ее смерти окажется ей принадлежащим, где бы таковое ни находилось и в чем бы оно не заключалось, в том числе и спорное жилое помещение, завещала ФИО2 (л.д.15).
01.11.2002 года ФИО2 зарегистрировала брак с ФИО3, после заключения брака ей присвоена фамилия ФИО3 (л.д.14).
22.03.2010 года ФИО1 умерла (л.д.16).
Согласно отметке от ДД.ММ.ГГГГ нотариуса нотариального округа Санкт–Петербург Мерзляковой А.Л., завещание ФИО1 от 06.09.1996 года в пользу ФИО2 не отменено и не изменено (л.д.41).
10.06.2010 года ФИО3 (Колчина) О.В. в лице представителя ФИО3 обратилась к нотариусу по месту открытия наследства с заявлением о принятии наследства по завещанию имущества умершей ФИО1 (л.д.37).
Как следует из материалов наследственного дела, иные лица с заявлением о принятии наследства ФИО1 к нотариусу по месту открытия наследства не обращались.
Как следует из ответа Управления Росреестра по Санкт–Петербургу от 06.10.2010 года на запрос суда от 24.09.2010 года, сведения о регистрации прав на спорное жилое помещение в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним отсутствуют.
Двойникова О.В. обратилась в суд с иском, просит признать действительным заключенный 24.10.1994 года между ФИО1 и Администрацией Московского района мэрии Санкт–Петербурга договор № 26426 передачи квартиры в собственность граждан, просит включить спорное жилое помещение в наследственную массу после смерти ФИО1, признать за истицей право собственности на спорное жилое помещение. В обоснование иска указывает на то, что является единственной наследницей имущества умершей ФИО1 В установленный законом шестимесячный срок обратилась к нотариусу по месту открытия наследства с заявлением о принятии наследства, однако нотариус отказал в выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию на спорное жилое помещение, поскольку при жизни наследодатель не зарегистрировал право собственности на спорную квартиру в установленном порядке.
В судебное заседание истица не явилась, доверила ведение дела представителям, ФИО3, действующему на основании доверенности от 21.05.2010 года (л.д.21–22), адвокату Бармашевой О.В., действующей на основании ордера от 25.10.2010 года, которые в судебное заседание явились, исковые требования поддержали.
В судебное заседание представитель ответчика, Администрации Московского района Санкт–Петербурга, не явился, извещен судом заблаговременно и надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства (л.д.30), возражений на иск не представил, равно как не представил доказательств невозможности явиться в судебное заседание и не сообщил суду о наличии уважительных причин неявки, об отложении судебного разбирательства не просил (л.д.30).
Третьи лица, Управление Росреестра по Санкт–Петербургу, агентство по приватизации жилищного фонда Московского района Санкт–Петербурга ОАО «Нево», нотариус нотариального округа Санкт–Петербург Антропова И.Ю. в судебное заседание не явились, извещены судом заблаговременно и надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, возражений на иск не представили, равно как не представили доказательств невозможности явиться в судебное заседание и не сообщили суду о наличии уважительных причин неявки, об отложении судебного разбирательства не просили.
В порядке статьи 167 ГПК Российской Федерации Суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, заблаговременно и надлежащим образом извещенных судом о времени и месте судебного разбирательства.
Выслушав объяснения представителей истца, оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности по правилам статей 56, 67 ГПК Российской Федерации, суд находит иск подлежащим удовлетворению.
Согласно части 2 пункта 2 статьи 218 ГК Российской Федерации в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.
В силу статей 2, 8 Закона Российской Федерации от 04.07.1991 года № 1541–1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде на условиях социального найма, вправе приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Решение вопроса о приватизации жилых помещений должно приниматься по заявлениям граждан в двухмесячный срок со дня подачи документов.
Исходя из смысла преамбулы и статей 1, 2 Закона Российской Федерации от 04.07.1991 года № 1541–1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», гражданам не может быть отказано в приватизации занимаемых ими жилых помещений на предусмотренных этим законом условиях, если они обратились с таким требованием. В соответствии с содержанием Закона приватизация является субъективным правом гражданина и обязанностью государства.
Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.08.1993 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» в пункте 8 разъяснено, что гражданам не может быть отказано в приватизации занимаемых ими жилых помещений на предусмотренных этим Законом условиях, если они обратились с таким требованием. При этом необходимо учитывать, что соблюдение установленного статьями 7, 8 названного Закона порядка оформления передачи жилья обязательно как для граждан, так и для должностных лиц, на которых возложена обязанность по передаче жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде в собственность граждан. Однако, если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу, необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по независящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано.
В пунктах 1 и 2 статьи 223 ГК Российской Федерации предусмотрено, что право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом.
Передача спорного имущества состоялась в октябре 1994 года – до вступления в законную силу Федерального закона от 21.07.1997 года № 122–ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».
В силу пункта 1 статьи 6 данного закона, права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в силу настоящего Федерального закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной настоящим Федеральным законом.
Судом установлено, что при жизни ФИО1 выразила свою волю на приватизацию спорной квартиры, и 24.10.1994 года между ней и Администрацией Московского района был заключен договор передачи в собственность граждан указанной квартиры.
То обстоятельство, что право собственности наследодателя не было зарегистрировано в установленном порядке, в Жилищном комитете мэрии Санкт–Петербурга, не свидетельствует об отсутствии воли наследодателя на получение в свою собственность спорной квартиры.
При этом суд согласен с доводами истицы о том, что ФИО1 считала себя собственником спорного имущества, поскольку договор приватизации был зарегистрирован в ПИБ Московского района, который ранее проводил государственную регистрацию права собственности на недвижимое имущество, при этом при оформлении завещания наследодатель также указала на принадлежность ей спорной квартиры.
Представленные сторонами и полученные судом документы безусловно свидетельствуют о том, что ФИО1 при жизни выразила свою волю на приватизацию занимаемого ею жилого помещения. Свое намерение приватизировать спорное жилое помещение ФИО1 не изменила, договор приватизации не оспаривала.
При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что умерший наследодатель выразил свою волю на оформление жилой площади, занимаемую им, в частную собственность, однако по независящим от него обстоятельствам не оформил регистрацию права собственности по договору в установленном законом порядке.
Следовательно, в силу названных Закона Российской Федерации от 04.07.1991 года № 1541–1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», с учетом разъяснений, данных Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 24.08.1993 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», <данные изъяты> подлежит включению в наследственную массу умершей ФИО1
При этом суд полагает возможным удовлетворить требования истицы о признании договора действительным, поскольку такой способ защиты нарушенного права не противоречит положениям статьи 12 ГК Российской Федерации, статей 3, 4 ГПК Российской Федерации, соответствует положениям статьи 6 Федерального закона от 21.07.1997 года № 122–ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».
Истица является наследником по завещанию имущества умершей ФИО1 Сведениями о других наследниках суд не располагает. Завещание на день открытия наследства не отменено и не изменено.
В соответствии с пунктами 1, 4 статьи 1152 ГК Российской Федерации для приобретения наследства наследник должен его принять. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.
Согласно статье 1153 ГК Российской Федерации принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.
Согласно статье 1154 ГК Российской Федерации наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства.
Из материалов наследственного дела № 301/10 усматривается, что с заявлением о принятии наследства ФИО3, действующий в интересах Двойниковой О.В., обратился к нотариусу по месту открытия наследства 10.06.2010 года, т.е. с соблюдением шестимесячного срока. Таким образом, Двойникова О.В. приняла наследство после умершей ФИО1, и за ней следует признать право собственности на имущество, включенное в наследственную массу.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 3, 4, 194–199 ГПК Российской Федерации, статьями 218, 223, 1118, 1152–1154, Законом Российской Федерации от 04.07.1991 года № 1541–1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», статьей 6 Федерального закона от 21.07.1997 года № 122–ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», суд
решил:
Признать действительным договор № 26426 передачи квартиры в собственность граждан, заключенный 24 октября 1994 года между Администрацией Московского района Санкт–Петербурга и ФИО1, в соответствии с которым в частную собственность ФИО1 передана однокомнатная квартира № <данные изъяты>
Включить квартиру <данные изъяты> в наследственную массу после смерти ФИО1.
Признать за Двойниковой О.В., <данные изъяты>, право частной собственности на однокомнатную квартиру <данные изъяты>.
Решение может быть обжаловано в Санкт–Петербургский городской суд через Московский районный суд Санкт–Петербурга в течение 10 дней.
Судья:

Поделитесь информацией:

Комментарии: